Апельсин.ру > Интервью > Татьяна Леванова: Мне до штампов нет дела
29-12-2005, 14:08.

Татьяна Леванова: Мне до штампов нет дела




С каждым годом российский книжный рынок насыщается все большим количеством литературы для масс. Приметой последнего времени становится прорыв некоторых региональных авторов на российский книжный рынок. При этом быстрорастворимые серийные истории захватывают не только жанры дамского романа и иронического детектива, а распространяют свое влияние на литературу для детей.

Новоиспеченной писательнице Татьяне Левановой, живущей в Березниках Пермской области, удалось заключить контракт с московским издательством «ЭКСМО». Сегодня на всех прилавках найдется ее волшебная повесть «Сквозняки. Миссия первая» о приключениях 11-летней Маши Некрасовой, попавшей в мир волшебников и чародеев.


О том, насколько трудно взращивать в себе детского писателя и каковы рецепты проникновения в столичные издательства «Апельсину» рассказывает новая звезда «ЭКСМО».








– Татьяна, совсем недавно вышла Ваша первая книга, и уже готовится к изданию продолжение? Чем обусловлена эта серийность в Вашем творчестве?


– Было бы правильнее называть это циклом, потому что каждая из книг про Машу Некрасову будет иметь свой сюжет, изображать разные миры, в которых появляются разные персонажи. Единственный сквозной герой – Маша. Я сознательно выбрала такой прием, чтобы дети могли прочитать сразу вторую книгу, не читая первой. И наоборот.







– Детская литература, зачастую, носит воспитательный характер, чему учат Ваши книги?


– Для ребенка очень важно, чтобы в книге нашлось решение не каких-то общечеловеческих проблем – добра и зла, дружбы и вражды – а его личных. На вопросы, с которыми нельзя обратиться к взрослому, найдется ответ в книге. Хорошо, если такая книга будет под рукой. Я надеялась, что мои произведения будут именно такими. В каждом я буду рассматривать какую-то из детских проблем. Маша Некрасова попадает в фантастический мир только тогда, когда не может справиться с ситуацией в реальности. Исправив все в вымышленном мире, Маша находит и решение своей проблемы. Продолжение истории о Маше будет посвящено миру высоких технологий и природной магии. Вторая книга цикла уже готовится к изданию. В проекте – третья и четвертая.







– А сколько времени у Вас уходит на написание книги?


– По-разному. Но всегда больше всего времени – на обдумывание идеи, а писать получается гораздо быстрее. До того, как обратиться к серьезной литературе, я была журналистом, поэтому писание для меня – вещь профессиональная. Если хорошо продумать сюжет, делать довольно большие объемы не проблема.







– Существует расхожее мнение, что журналистская работа убивает в писателе его дарование…


– Согласна на сто процентов. Понимаете, я пошла в журналистику, потому что мне всегда нравилось писать. Я начала придумывать первые сюжеты уже с 5 лет. И чтобы иметь возможность выразить себя, делать то, что мне интересно, и профессионально зарабатывать этим на жизнь, я пошла в журналистику. Постепенно начала сталкиваться с тем, что редакторы называли мой слог слишком литературным. Требовали писать ярче, но более простым языком, используя меньше эмоций, оценочных моментов. Журналистика требует сообщать то, что есть, никак не преломляя факты через себя. А у меня большая фантазия, которую просто некуда было приложить. Как вы понимаете, фантазия в журналистике – это просто преступление. Когда я начала писать вещи более литературные и получилось, что они у меня выглядят как публицистические, я поняла, что меня надо спасать. Так я обратилась к литературе.







– … и фантазия не давала покоя?


– Вообще, то, что я обратилась к детской литературе связано, прежде всего, с рождением дочери. Для меня этот момент был откровением. Я поняла, кто такие дети и почему их любят. Когда я была беременна, окружающие дети очень сильно на меня реагировали, тянулись ко мне. Раньше такого не было, несмотря на все предпосылки. Я сама по образованию учитель русского языка и литературы в старших классах. Моя мама – воспитатель в детском саду. Однако органичная близость с детьми наступила только после рождения собственного ребенка. И мне захотелось проявить мои новые чувства в чем-то серьезном.







– Дочь будет читать Ваши книги?


– Сейчас дочке три года, и все истории про Машу Некрасову я рассказываю для начала ей. Правда, она пока может выговорить только «Маша Некрасная». Конечно, я рассчитываю, что дочь будет читать мои книги, когда подрастет. Кроме того, хочется, чтобы она прочитала тех авторов, на произведениях которых воспитывали меня. Например, Астрид Линдгрен, которая создает удивительные по горечи и психологизму истории для детей, Владислава Крапивина, Льва Давыдчева, Майна Рида, Вальтера Скотта, Александра Дюма.







– А другим детям истории про Машу Некрасову давали ли читать?


– Первую книгу я как раз опробовала на детях. Я следила за тем, как они ее читают, в какие моменты становится скучно, в какие наоборот – не оторвать от книги. В соответствии с этим я корректировала структуру произведения. Сейчас я уже поняла стратегию, и следующие книги маленькие читатели будут получать в готовом виде. Кроме детей, я также обращалась к более профессиональным читателям – филологам и просила их вынести вердикт: достойна моя книга издания или нет. Основные замечания относились к структуре произведения, к языку. Однако каких-то существенных изменений внесено не было.







– Когда к Вам пришло осознание: я – писатель? И какое место Вы определяете для себя в литературном процессе современности?


– Что касается места, то мне пока рано говорить об этом, еще недостойна. А осознание пришло как раз в детстве, когда я начала придумывать истории. Это было для меня естественно, и я удивлялась, что другие дети этого не могут. Много лет сочинительство я считала чем-то вроде хобби. Тратить на это время казалось постыдным, потому что были более важные дела. В конце концов, стать писателем меня убедил муж. Я бы не смогла уйти с работы и все время проводить дома с ребенком. Что я буду делать в четырех стенах? Я люблю и умею только писать. Тогда муж и посоветовал мне: написать книгу и обязательной издать». Первый опыт оказался удачным, но я решила подстраховаться и отправила работу на литературный конкурс «Ступени», который проходил в рамках Международного фестиваля «БиблиОбраз – 2005». И победила в номинации «Лучшая повесть для подростков».







– Татьяна, поделитесь рецептами, которые помогли региональному автору пробиться на общероссийский книжный рынок?


– Больше всего мне помог форум клуб молодых литераторов на сайте издательства «ЭКСМО». Там можно найти ответы на многие вопросы, адреса и телефоны издательств. С первой книгой мне просто повезло, потому что я написала ее для души, а она подошла издательству по формату. Когда я не могла добиться того, чтобы в издательстве элементарно прочли мою рукопись, решила, что придется пойти проторенным путем успеха: написать жанровую книгу, которая подойдет под конкретную серию. Но я бы ни за что не смогла написать дамский роман или детектив. Мне это не интересно и, к счастью, меня этот путь миловал. Я отправила рукопись в два издательства и постоянно звонила туда. И через некоторое время мне пришло письмо из «ЭКСМО», так началось наше сотрудничество. Вообще, я посоветовала бы молодым авторам как можно чаще участвовать в литературных конкурсах, причем не в сетевых, а в реальных. Кроме того, когда вы посылаете рукопись издателю, контролируйте, чтобы ее прочли, чтобы она не затерялась среди других работ, чтобы редактор случайно не вылил на нее кофе или просто не отсеял ее как спам, если вы послали свое произведение по электронной почте.







– Но ведь в конечном счете на книжных прилавках появляется все больше массовой литературы и совсем не остается места для нежанровой прозы?


– Я считаю, что читатель голосует рублем. Если ему что-то не нравится, он, может быть, и купит это по ошибке, но во второй раз не попадется. Я сама читатель, для меня это, скорее диагноз, потому что читаю очень много, все подряд и с книгой практически не расстаюсь. Даже когда я варю суп и помешиваю его одной рукой, в другой у меня – книга. Я люблю фантастику, детскую литературу, фэнтези, киберпанк. Очень нравится психологическая драма, но, к сожалению, сложно найти что-то интересное в этом жанре в современной литературе. Всю классику я прочла еще в детстве, потом перечитала во время учебы на филологическом факультете. И сейчас я возвращаюсь к некоторым книгам, когда хочется отдохнуть или выплеснуть какие-то эмоции. Обязательно перечитываю Некрасова. Безумно люблю «Идиота» Достоевского, постоянно перечитываю Чехова.

И если то произведение, которое я выбираю для чтения, признано кем-то массовой литературой, то мне, честно говоря, нет до этого никакого дела.







Ольга Зубова.

Вернуться назад
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru