Апельсин.ру > Интервью > Фредерик Форестье: Уговаривать Алена Делона не пришлось
13-12-2005, 08:16.

Фредерик Форестье: Уговаривать Алена Делона не пришлось




Прошедший фестиваль «Французское кино сегодня» отличился не только разнообразной программой и презентациями коньяка, но и довольно внушительным десантом французской кинематографической братии. Фредерик Форестье был единственным режиссером, кто приехал представлять свой фильм лично. Его комедией «Крестные отцы» открывался фестиваль. В Екатеринбурге Фредерика, вопреки всем стереотипам, поразила не снежная русская зима, а то, с какой скоростью слухи из Франции достигают российской глубинки. А корреспондента «Апельсина» в свою очередь он удивил вкусовыми пристрастиями в российском кинематографе.







– Фредерик, на Ваш взгляд, идея повезти французское кино в регионы была удачной?

– Мне кажется, это была хорошая идея. Неправильно, когда вся культурная жизнь зацикливается в столице. В Париже многие фильмы имеют успех, но в провинции они всегда собирают больше зрителей. Я слышал, что в России наблюдается примерно такая же ситуация. На Москву и Санкт-Петербург приходится только 20% проката, а остальные 80% – на регионы.







– Ежегодно Россия закупает около 100 французских картин. А в российском прокате французские фильмы лидируют среди европейских стран, уступая только американским. Почему французское кино пользуется такой популярностью в России?

– В Советском Союзе показывались фильмы только из двух зарубежных стран – из Франции и Италии. А все потому, что в последние десятилетия Франция с Россией находились в дружеских отношениях, не было ни разрывов, ни противостояния. Даже во время «холодной войны» Франция занимала нейтральную позицию. Но с распадом СССР в Россию хлынула лавина американских фильмов, и зритель, никогда прежде не видевший голливудскую продукцию, устремился в кинотеатры. Сейчас же, спустя десятилетие, установилось равновесие. Зрители уже не хотят смотреть все подряд, им нужна возможность выбирать, им теперь интересно другое, неамериканское кино. А французские фильмы по своему характеру больше трогают и волнуют россиян, чем все другие. Тут уж я не могу объяснить, почему.







– А французский зритель знает российский кинематограф?

– В любой стране публика делится на тех, кто любит авторское кино, и тех, кому больше по душе кино массовое. Во Франции российский кинематограф известен больше по авторским фильмам. У многих на слуху имена Михалкова, Тарковского, в более узких кругах знают Кончаловского и Эйзенштейна. А вот современные популярные российские фильмы во Франции мало известны. Их просто нет у нас в прокате.







– Какие российские фильмы нравятся лично Вам?

– Люблю «Броненосца «Потемкина» и «Александра Невского» Эйзенштейна, интересны «Солярис» и «Сталкер» Тарковского, с удовольствием смотрел «Урга – территория любви» и «Очи черные» Никиты Михалкова. Недавно во Франции показывали фильм «Свадьба» Павла Лунгина, на меня он произвел хорошее впечатление. Так критично и одновременно с такой любовью показать русских мог только русский режиссер.







– У любого художника есть шедевры и «проходные» вещи. Какую характеристику Вы дадите своим «Крестным отцам», которых представляете на фестивале?

– Я не люблю судить свои картины. Пусть их оценивает зритель. Не скрою, идея этого фильма шла не от меня. Просто два актера, Жерар Ланвен и Жерар Дармон, хотели сыграть гангстеров наподобие старых фильмов. Они пришли с этой идеей к продюсеру, тот привлек сценаристов. Мы сценарий переработали, кое-что поправили. Но этот фильм, как и любой другой, научил меня многим вещам – и взаимоотношению с актерами, и каким-то постановочным моментам.







– Тот, кто видел Вашу предыдущую картину «Полный привод», наверняка и в новом фильме «Крестные отцы» заметит ностальгию по Франции 70-х годов. Откуда она у Вас?

– В детстве я засматривался французскими детективами. В 60-70-х это был самый популярный жанр. Моими кумирами в то время были Мишель Одьяр и Лино Вентура. Позже на смену детективам пришли комедии. Сколько себя помню, когда я смотрел эти фильмы, я всегда смеялся. Появилась новая плеяда звезд: Жан Маре, Луи де Фюнес, Пьер Ришар, Филипп Нуаре. Ностальгия по тому времени сегодня отражается в стилистике моих картин. Так я пытаюсь выразить любовь к фильмам и актерам тех лет.







– Жанр комедии – тоже дань 70-м годам?

– Вовсе нет. Я не стремлюсь снимать именно комедии. Начинал с сериалов-скетчей на телевидении, затем меня пригласили в США, где я снял фильм «Миротворец», типичный американский боевик. Делать комедии я стал, когда вернулся во Францию. «Крестные отцы» – вторая моя картина в этом жанре. Но следующие мои фильмы не обязательно могут быть комедиями.







– Следующая Ваша работа – третий фильм про Астерикса и Обеликса «Астерикс на Олимпийских играх». Комиксы – это совсем другая комедия…

– Таким кино мне действительно заниматься еще не приходилось. Но комиксы легко адаптируются к экрану, с кино они имеют очень много схожих черт. Однако говорить что-то конкретное о фильме еще рано. Съемки, вероятно, пройдут в Испании. Они начнутся в июне 2006 года, завершатся к концу года, а фильм выйдет только к концу 2007 года. Сейчас идет лишь подготовительный период.







– Почему Кристиан Клавье, который в предыдущих фильмах играл Астерикса, на этот раз не будет задействован в картине?

– Первый фильм про Астерикса и Обеликса снимался в 1998 году. На тот момент Клавье был одним из самых известных комедийных актеров. Но за это время его амплуа изменилось, и теперь он предпочитает серьезные драматические роли. Продюсеры фильма в свою очередь захотели привлечь более молодое и близкое к персонажу комиксов лицо. Замена произошла без конфликта. В третьей картине Астерикса сыграет Кловис Корньяк.







– Как удалось уговорить на роль Юлия Цезаря Алена Делона? Говорят, у него в последнее время жуткая депрессия…

– Меня удивляет, что вы в курсе всех этих слухов. Делон сейчас действительно находится в депрессии. Он принадлежит к тому поколению актеров, которое уже сказало свое слово в кино. Марлон Брандо в прошлом году скончался, Жан-Поль Бельмондо тяжело болен и уже не может сниматься. Ален Делон хотел доживать свою жизнь в кругу семьи, окруженный детьми, а получилось так, что от него ушла жена, он остался один в окружении любимых собак. Сегодняшний кинематограф – это уже не его поколение, не его среда. Журналисты всячески подогревают эту ситуацию, и всякий раз, когда Делон начинает говорить о самоубийстве, это сообщение тут же выносится на первые страницы «Пари Мач», создавая пищу для сплетен и пересудов. Однако уговаривать Делона сыграть Цезаря нам не пришлось. Тем более, что эта роль может получиться своеобразной карикатурой на самого Делона. У него, как патриарха французского кино, будет возможность посмотреть на себя со стороны и посмеяться над собой.







Елена Жолобова.

Вернуться назад
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru