Апельсин.ру > Интервью > Александр Соболев: Каждый вуз должен заработать себе рейтинг
8-08-2005, 15:58.

Александр Соболев: Каждый вуз должен заработать себе рейтинг




Научная и образовательная элиты Уральского региона продолжают бить тревогу по поводу сокращения мест на гуманитарных факультетах российских вузов. На Урале активно обсуждаются нововведения в сфере высшего образования, а инициативы Российского Правительства подвергаются жесткой критике, причем как со стороны специалистов в области гуманитарного образования, так и сотрудников технических вузов.

Как главный технический вуз Урала затронули гуманитарные новшества 2005 года, зачем государственным вузам нужно иметь собственный рейтинг и что отличает студента-гуманитария от студента технической специальности «Апельсину» рассказывает проректор по учебной работе УГТУ-УПИ Александр Соболев.








– Александр Борисович, нынешние вступительные экзамены проходили в условиях существенного сокращения количества мест на гуманитарных факультетах. Как вы можете это прокомментировать: во благо нашему государству и обществу это нововведение или все же нет?

– Однозначные оценки давать пока крайне сложно. Ясно, что все это – очередная резкая политическая идея нашего государства. Все происходящее у образовательных элит, мягко говоря, сейчас вызывает вопросы. Однако считаю важным отметить, что сокращение приема на ряд специальностей, которое активно продолжается, затрагивает не только гуманитарные, но и многие обслуживающие сферы: скажем, сервис и туризм, в том же числе и группы специальностей, которые связаны с информационными технологиями. И на самом деле нам, ученым, преподавателям, профессорам все это кажется немного странным…







– Я вас правильно понял: УГТУ-УПИ тоже пострадал?

– Вот именно. Только говорить нужно все-таки о том, что процесс затрагивает не столько места на специальности как таковые, скорее сокращаются образовательные программы ряда специализаций. Речь не идет о снижении числа бюджетных мест в целом для всего университета, а о сокращении конкретной образовательной программы по тем или иным специальностям в зависимости от рейтинга вуза или отдельного факультета.







– Выходит, чем ниже рейтинг специальности в вузе, тем большее сокращение ее настигает?

– Совершенно верно. Но наш вуз это затронуло меньше всего. Если в целом по России сокращение составляет 10 процентов, у нас эта цифра – всего около 1 процента, то есть в принципе мы его не заметили. Все в порядке нормы. Но если смотреть в суть проблемы, то налицо дестабилизация бюджетного приема прошлого года. Ни в коем случае нельзя расслабляться и думать, будто для УПИ все прошло так безболезненно из-за нашей принадлежности к когорте технических вузов. Даже этот один процент для нас довольно чувствителен, поскольку ежегодно мы вводим около девяти новых образовательных направлений и специализаций. Фактически два-три последних года, открывая новые специальности и направления подготовки, мы на что-то надеемся, однако многие из них просто не успевают стать популярными у абитуриентов.







– Не получится ли, что спустя небольшое время гуманитарии по факту перестанут быть востребованными?

– На самом деле сегодня необходимо лишь внимательно изучать потребности рынка труда, в особенности регионального, поскольку такие крупные вузы, как УрГУ или УПИ, носят системообразующий и регионообразующий характер. Именно структура современного рынка труда и его потребности должны являться первостепенными факторами в определении рейтинга специальностей и качества подготовки специалистов на конкретном факультете. Сейчас мы нечто подобное наблюдаем в рамках регионального и даже государственного заказа. Другое дело, что образование, увы, далеко не всегда оперативно откликается на потребности рынка труда. Что-то подобное мы наблюдали в Советском Союзе, когда сначала появлялись научно-технические наработки, скажем, в той же кибернетике или информационных технологиях, а только потом специалисты, и в последнюю очередь появлялся сам рынок услуги или товара. Поэтому вузы сегодня сталкиваются с инерционностью высшего образования. Эта схема достаточно консервативна и опирается на государственные образовательные стандарты, а сейчас необходимо реализовывать опережающими темпами те образовательные программы, которые будут востребованы в дальнейшем. Нужно чувствовать, что потребует от нас будущее.







– На фоне всех перипетий в сфере высшего образования нельзя обойти вопрос возобновления госзаказа, о чем довольно активно вновь начали говорить. Это понятие в УГТУ-УПИ сегодня имеет вес?

– Ровно тот же, что и во всех остальных вузах. Правда, называется это сегодня «контрольные цифры приема» или иначе план бюджетного приема, который ежегодно каждый вуз получает «сверху». На мой взгляд, это и есть государственный заказ. Скажем, есть в вузе специальность, государство знает о том, что данная специальность этого вуза востребована рынком. Спуская госзаказ, чиновники тем самым заключают с нами – администрацией вузов – негласный и неформальный договор о «бесплатной» подготовке тех или иных специалистов.







– То есть справедливо уравнение «государственный заказ = бюджетное образование»?

– Да. Госзаказ – это число бюджетных мест, которое выдается каждому конкретному вузу. Также это перечень образовательных программ, присланных в администрацию высшего учебного заведения свыше. Государство, хочется верить, видит недостаток тех или иных специалистов на рынке труда и таким образом предлагает восполнить его.







– Но должно ли государство в нынешних условиях, так или иначе регламентировать подготовку специалистов и каким-либо образом контролировать, скажем так, равновесие в получаемых молодежью специальностях: этих – хватит, а вот тех – мало?

– Должно, но как это сделать наиболее правильно и точно? Все здесь зависит от того, какой именно регулятор используется. На мой взгляд, сегодня необходимо срочно разрабатывать и принимать законодательную базу, причем как на федеральном, так и на региональном уровнях. Но это крайне сложно, хотя в дальнейшем появление этой базы способно закономерно инициировать некую систему научных исследований, более точных прогнозов на будущее и оценки структуры рынка труда. Здесь требуется не просто чье-то «мудрое» решение что-то закрыть или сократить или напротив открыть. Учет рейтинга университета – вот необходимое условие, вполне достаточное для решения этой проблемы. А рейтинг вуза напрямую связан с количеством в вузе «платных» специальностей и с целым рядом других факторов.







– Сегодня платное образование приобретает шквальную форму, причем абитуриенты уже не рассматривают его как альтернативу бюджетному. Необходима ли сегодня плата за высшее образование с практической точки зрения?

– Сегодня даже сама структура платного образования является многоканальной. Насколько я понимаю, платное образование сейчас – это сфера, связанная с учреждениями, которые выдают кредиты на образование, чем, кстати, абитуриенты активно пользуются. Есть вузы, где гарантом возврата образовательного кредита выступают и частные, и государственные организации, и сейчас все мы наблюдаем, как в нашей стране разворачивается эксперимент по введению единого государственного экзамена. По сути, это тоже опосредованное участие государства в подготовке специалистов. Выстроилась тройственная система: или государство заказывает себе специалистов и платит за них, или же за конкретных студентов возмещают затраты на образование предприятия и холдинги, или – это самая низшая система – абитуриент сам платит за себя. И задача каждого высшего учебного заведения – иметь в своем «внутрикорпоративном портфеле» достаточно широкий спектр образовательных программ, который позволит абитуриентам выбирать. Однако пускать все на самотек тоже нельзя. Уверен, что в стране сегодня нужно выстраивать некую единую систему платного образования и не ждать, что все образуется само.







– Платное образование идет сегодня во благо высшей школе и, значит, государству, или все-таки от него больше вреда?

– На самом деле нужно понимать простую вещь: внебюджетная образовательная деятельность вуза является единственным реальным источником пополнения материальной базы: обеспечения литературой, внедрения инновационных проектов и так далее. Поэтому вполне понятно, что платное образование однозначно является важным составляющим сегодняшней деятельности вузов и идет во благо, но во благо не вузам как таковым, а тем же самым студентам, которые в этих учебных заведениях получают знания, причем как за собственные деньги, так и за средства, выделяемые из бюджета.







– Кстати, а сколько, по вашим данным, стоит сегодня качественно подготовить специалиста в высшей школе?

– Понятно, что цифры будут достаточно усредненные и могут варьироваться в зависимости от целого пакета факторов. Но принято считать, что в вузах, которые входят в список из порядка 600 государственных высших учебных заведений Российской Федерации, эта сумма составляет около 800 долларов в семестр. Но еще раз повторюсь, что расценки зависят от конкретных образовательных программ, от материально-технической и научной баз, от статуса и рейтинга самого вуза.







– Эта сумма полностью покрывает расходы или даже перекрывает?

– Она не только не перекрывает, но даже и не покрывает! Достаточно большая часть расходов на подготовку одного специалиста как раз закрывается из внебюджетной деятельности. Если бы не она, сложно сказать, что бы тогда было и как бы мы выживали. Предупреждая ваш дальнейший вопрос, скажу: эти средства идут на весь тот спектр затрат, от которых зависит нормальная, качественная образовательная деятельность. А это социальные проекты для студентов, комплектование базы современных учебников и научных пособий, создание и разработка информационных порталов, постоянный контроль за их функционированием, создание компьютерных программ, которые требуются современному студенту для обучения. А еще это повышение квалификации профессорско-преподавательского состава, заработная плата педагогам, содержание зданий, вплоть до противопожарной безопасности и, извините за подробности, коммунальные услуги, обновление лабораторий. Нужно понимать, что любой вуз – это организм, которому требуется питание, чтобы нормально функционировать и развиваться, готовить высококлассных специалистов во множестве самых различных сфер жизни.







– Александр Борисович, расскажите, кто он – современный студент легендарного Уральского Политеха?

– Главное то, что студент УГТУ-УПИ – это воспитанник уникальной научной школы вуза, которая создавалась не за год и даже не за пять лет, это хранитель традиций и востребованный промышленными предприятиями Среднего Урала и всей России человек, это высокий профессионал. Кстати, это не столько мое мнение, сколько взвешенная позиция потенциальных работодателей, с которыми наш вуз тесно сотрудничает на протяжении многих лет. Отзывы о работе наших выпускников, пожалуй, наша визитная карточка, наше лицо.

Кроме того, наш студент – это человек культурный и образованный, творческий, инициативный и ответственный.







– Такое ощущение, что вы говорите о студенте-гуманитарии…

– Я бы не стал особо разделять гуманитария и студента, который обучается в техническом вузе. В то же время не стоит забывать о том, что у наших студентов априори значительные конкурентные преимущества, в первую очередь за счет их профессиональных технических навыков, полученных на ведущих уральских предприятиях. Я допускаю, что студенты гуманитарных специальностей всех остальных вузов Екатеринбурга и области такие же творческие, культурные и не менее инициативные ребята, однако жизнь всегда диктует свои условия, и наши студенты, понимающие это, самостоятельно развиваются как личности, и уж точно не ржавеют.







– Мне кажется, или из ваших слов следует, что в XXI веке грани между гуманитарием и технарем смываются?

– Я не выделяю гуманитарную составляющую как часть воспитания личности. Но, с другой стороны, гуманитарная сфера позволяет человеку быть более заметным, поэтому во многих технических вузах с недавних пор стали появляться гуманитарные факультеты самого разного профиля. Если они востребованы обществом, нужно дать возможность обществу иметь доступ к тому, чего оно хочет.







Максим Гусев.

Вернуться назад
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru