Сделать стартовой Добавить в избранное Контакты Обратная связь RSS-лента новостей
apelcin.ru » Интервью » Олег Ягодин: Я социофоб. Но своих зрителей люблю…
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Архив
Апрель 2015 (359)
Март 2015 (365)
Февраль 2015 (289)
Январь 2015 (199)
Декабрь 2014 (289)
Ноябрь 2014 (242)
Популярное

Олег Ягодин: Я социофоб. Но своих зрителей люблю…


Об этом человеке говорят, что он спешит жить. Есть у него две большие страсти – театр и музыка – которым он без остатка отдает всего себя. Театралы знают Олега Ягодина как талантливого актера, необыкновенно харизматичного, универсального. Фанаты группы «Курара» обожают в нем заядлого тусовщика и безбашенного заводилу. Накануне «великого переселения» Коляда-Театра в новое здание Олегу стукнуло тридцать лет. Пока из старой жизни выносят декорации, время подвести небольшие творческие итоги.

«Мадам Роза» – последний в старом здании спектакль с участием Ягодина, сразу после которого «Апельсин» поговорил с актером в опустевшем зале…








– Олег, последние декорации уносят… Не жаль переезжать на новое место?

– У меня нет чувства сожаления. Все продолжается, все движется. С новым зданием связаны большие надежды, по крайней мере, будет меньше нервотрепки, меньше проблем. Мы не были сами себе хозяева, постоянно возникало чувство, что вот-вот что-нибудь испортится, что-то произойдет даже во время спектакля.

Конечно, что-то потеряется на новом месте. Все-таки здесь все начиналось. Мне жаль, что исчезнет ощущение камня. В новом театре все деревянное. Но и в этом будем искать плюсы. Теперь у нас будет что-то действительно свое.







– Вы накануне отметили юбилей. Тридцать лет – ощутимая грань, пора подводить какие-то творческие итоги…

– Да, наверное, уже можно подвести итоги, я думал об этом. Все идет как-то быстро, от 20 до 30 лет моя театральная деятельность пролетела мгновенно. Сейчас я буду больше выбирать, больше думать над каждым предложением. До 25 лет вообще на все соглашался, на любую роль, на любое предложение. Чего я только не делал за это время (смеется). После этого рубежа я уже определился. Теперь точно могу сказать, что не умею делать что-то, если это мне не нравится. А сейчас надо как-то корректировать свои творческие действия и более разборчиво к ним относится.

Юбилей я отметил замечательно. Ребята из театра сделали капустник, проводили какие-то спектакли, вручали призы по смешным номинациям, осыпали сахаром… Театр есть театр. Так много всего подарили, что я до сих пор столько даже и не видел. Куча мешков стоит с подарками.







– За время работы в театре у вас выработалось какое-нибудь определенное амплуа?

– Нет, никаких амплуа. Я живых людей играть люблю. Конкретной любимой пьесы нет, как нет и героя. Каждый спектакль в театре – это очень крутой репетиционный процесс, который мне безумно нравится. Мне нравится то, что придумывается на ходу, на сцене. Можно сидеть два дня, пить кофе, обсуждать какие-то слова и действия героев – но вот не идет и все. А Коляда решает все на сцене. Он вообще всегда смешно репетирует, с ним очень легко работать. Конечно, периодически от него бывают «нагоняи». Актер, если будет знать, что все идет хорошо, что все у него гладенько складывается, – расслабляется. Мечты сыграть какую-то определенную роль у меня нет. Я просто уверен, что Коляда всегда из любой пьесы, своей или чужой, сделает трагедию на шекспировском уровне.







– Олег, а часто приходится играть в жизни? Все-таки вы большую ее часть проводите на сцене.

– Да я вообще не играю, даже на сцене. Я там такой, каким должен быть герой. А герои – среди нас. Только мотивации и какие-то поступки бывают разными.

Сцена дает мне невыразимую свободу. Я в жизни очень боязливый человек. Социофоб. Я не люблю, когда собирается много людей. Всякие праздники, общественный транспорт для меня просто смерть. Я не общительный человек, мне не нравятся всякие предрассудки, вроде сидения за столом, корпоративные вечеринки, хождение по больницам, всякие ЖЭКи – просто ад. Может, потому, что через детство, юность все это прошло. На сцене я свободен и никому ничем не обязан. В институте, а потом уже в театре, боялся сцены. Но Коляда умеет как-то освободить. Он говорит: верь мне и все. Что там будут про тебя говорить, просто не обращай внимания. И главное, научись верить себе. Это главная свобода, это действительно круто…







– Наверное, сложно совмещать музыку и театр? И то, и другое требует полной отдачи. Тем более от человека, который называет себя социофобом.

(смеется) Мне легко. Конечно, это кардинально разные вещи, но какая-то внутренняя свобода на сцене их объединяет. Ты просто не чувствуешь своего тела на сцене, там нет никаких законов. В театре есть своя неповторимая музыка, в «Кураре» есть свой театр.

И самое главное – танец. Мураками хорошо сказал по этому поводу: танцуй и все. Когда ты не думаешь, что танцуешь, а просто ритмично существуешь. Можно, кстати, и аритмично существовать. Можно танцевать словами, рифмами. Хип-хоп, например, это речевой танец. Я пишу тексты, и для меня важнее звукосочеатние, нежели просто рифма. Коляда пишет танцевально. Вот музыка стихов – это, скорее, лирика. А танец – это движение, пластика. То есть нет никакой установки: сейчас я буду заводить людей. Только когда энергия идет от тебя, действительно что-то получится. Тебе круто – и всем круто. Как-то в прошлом году мы решили совместить музыку и театр, провели концерт в «Коляда-Театре». Зрителей набралось очень много, но сидели все по-театральному в зале.







– Если с театром картина более или менее понятна, то какие планы у «Курары»?

– Сейчас мы с «Курарой» стараемся уже работать на определенную аудиторию. Не просто пойти и спеть в каком-нибудь кабаке. У нас образовался свой контингент: студенчество, клубные жители. Так не хочется играть на каких-нибудь рок-фестивалях, которые пиарят всех подряд. Это просто ужасно. Это не рок-концерты, а кошмар, они дискредитируют рок. Что заставляет туда идти музыкантов? У нас мало объективно хороших фестивалей, поэтому они хватаются за все, что угодно. Как мы в первые три года своего существования хватались буквально за все, чтобы просто где-то зацепиться. Так и надо делать, на самом деле, и ни о чем никогда не жалеть.







– А как же фестивали покрупнее пивных вечеринок на открытом воздухе?

– Нас звали на «НАШЕСТВИЕ». Я считаю, это то же самое, что и «Старый Новый Рок», только столичного масштаба. В России нет рок-фестиваля как культурного события. За этим стоят, как правило, какие-то корпорации, пивные компании. И с контингентом музыкантов у нас тоже кризис, очень много безликих, неинтересных команд. Едва начинают подниматься новые течения. Вот, например, «Мистерия звука» выпускает альбом «Невидимая музыка», он должен выйти в конце сентября. Занимается этим Антон Касимов из группы «Невидимки, смотрящие на ботинки». Он сейчас в Москве. В этом сборнике очень много электроники, и рок-формат, и поп, конкретного стиля нет, что-то экспериментальное. Музыка неформатная, вряд ли все это пойдет на радио. И слава Богу! На радио крутят не лучшие треки, которые группу, обычно никак не характеризуют. У нас на радио «Maximum» крутили «Письмо», причем не самый удачный вариант. Песня хорошая, но мы сейчас редко поем ее даже на концертах. Я думаю, что у сборника хорошее будущее. Очень рад, что мы туда попали.







– Олег, «Мадам Роза» стала вашим последним спектаклем в этом здании. Какие чувства у вас в душе? Зрители минут 15 не хотели отпускать вас со сцены и аплодировали…

– Честно говоря, с юбилеем своим я не спал два дня. Поэтому был очень сонный. Отдача, конечно, есть, без нее никуда. Но сам для себя решил, что спектакль не совсем удачный. Бывает намного лучше. Не знаю, где эта грань между чувством удачного и неудачного спектакля. Бывает, что все идет как-то неровно, а зрители сидят довольные, радуются. А бывает, что ты выкладываешься на полную, но публика не оценивает. Разное восприятие спектакля со сцены и из зала.

Около месяца назад возили мы «Мадам Розу» в колонию для несовершеннолетних под Кировоград. Там собрался полный зал этих товарищей, у которых за плечами по два-три убийства. Я боялся сначала этой обязаловки. К ним театр приехал первый раз, большая часть вообще никогда не знала, что это такое. Практически все они из детских домов, интернатов. Сначала смеялись, как ненормальные, над отдельными сценами: трансвеститами, проститутками. А в конце – я видел – многие сидели и плакали. Честно скажу, я был горд. Это сила театра, живого театра Коляды. Зритель в каждом герое видит недостатки, которые есть у него самого. Как говорит Мадам Роза, черное – это одураченное белое. Любовь – это главная тема спектакля, не только этого. Всех. Не влюбленность с ее сюсюканиями, а жестокая любовь, сострадание и понимание. Когда ты понимаешь какого-нибудь бомжа или урода, как главный герой Момо понимает мадам Розу, и любишь его…







Алевтина Черкасова.
Автор: ИА "Апельсин"

11-09-2006
Рейтинг:
 (голосов: 1)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.
Авторизация
Реклама

Другие новости

Обезьянье искусство
Шимпанзе и орангутаны представили свое «творчество» на выставке в Майами. Все звери – обитатели центра для приматов во Флориде. Главные звезды здесь

Поклонников потрясла смерть вокалиста Linkin Park
Смерть Честера Беннингтона потрясла остальных членов американкой рок-группы Linkin Park (“Линкин парк”). Они планировали фотосессию с ним через час

«Драгоценности» Баланчина объединили Москву, Нью-Йорк и Париж
В честь полувекового юбилея знаменитого балета Джорджа Баланчина «Драгоценности» на сцене Линкольн-центра состоится грандиозное представление с

"Детройт" Бигелоу выходит на экраны
К 50-летней годовщине бунта в Детройте приурочен выход на экраны США одноименной драмы Кэтрин Бигелоу.

На фестивале в Брегенце покажут "Кармен"
Каждый год в середине июля австрийский Брегенц на берегу Боденского озера преображается. Из скромного городка с 28-тысячным населением он превращается в оперную столицу Европы.

В Петербург на съемки приехал актер Рэйф Файнс
По данным СМИ, Файнс приехал в Петербург на съемки фильма, посвященного российскому танцовщику Рудольфу Нуриеву. Файнс выступает в качестве режиссера картины. Официально актер объявил о своем желании ...

Linkin Park выпустили официальное заявление после суицида вокалиста
Участники культовой американской ню-метал-группы Linkin Park выпустили первое официальное заявление в связи со смертью своего фронтмена Честера Беннингтона. Прощальное письмо опубликовано на ...

Элис Купер нашел картину Уорхола, пылившуюся в кладовке 40 лет
Знаменитый американский рок-певец Элис Купер нашел картину Энди Уорхола, которая пролежала у него в кладовке 40 лет. Речь идет о полотне «Маленький электрический стул».

В Ростове-на-Дону пройдет фестиваль кино и спорта Bridge of Arts
В Ростове-на-Дону с 23 по 27 августа текущего года пройдет III Международный фестиваль мотивационного кино и спорта Bridge of Arts. Об этом говорится в пресс-релизе организаторов мероприятия.

«Дюнкерк»: как Кристофер Нолан стал Эрнестом Хемингуэем
«Дюнкерк» определённо встанет особняком среди всех остальных работ Кристофера Нолана.

   
Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-47478 от 25.11.2011.
С возможностью размещения рекламы на сайте можно ознакомиться здесь.
При копировании материалов сайта обязательно используйте активную ссылку.
© Информационное Агентство "Апельсин", (343)380-23-27, apin@apin.ru.
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru