Сделать стартовой Добавить в избранное Контакты Обратная связь RSS-лента новостей
apelcin.ru » Интервью » Александр Соболев: Альянс высшей школы, промышленности и бизнеса необходим!
Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Архив
Апрель 2015 (359)
Март 2015 (365)
Февраль 2015 (289)
Январь 2015 (199)
Декабрь 2014 (289)
Ноябрь 2014 (242)
Популярное

Александр Соболев: Альянс высшей школы, промышленности и бизнеса необходим!


Решать проблемы по мере возникновения – не самый перспективный менеджмент. Но как ни парадоксально, «подстелить соломку» реже всего удается именно в тех отраслях, которые работают на перспективу. Реализуя национальный проект «Образование», Россия пытается связать воедино науку, образование и бизнес. Несмотря на модернизацию, разговоры о снижении качества образования, о нехватке и переизбытке тех или иных специалистов не умолкают.

О том, как с этим справляется высшая школа, «Апельсин» беседует с проректором по учебной работе УГТУ-УПИ Александром Соболевым:








– Александр Борисович, какие формы взаимодействия существуют между высшей школой и предприятиями?

– Наш университет имеет давние традиции самого тесного взаимодействия с предприятиями Уральского региона. Основной кадровый состав специалистов и управленцев подавляющего большинства промышленных структур – наши выпускники. С одной стороны, они хорошо знают потребности современного производства, с другой – возможности университета. На этой основе успешно развиваются хоздоговорные работы, в том числе и с участием студентов, в организации практик, специалисты читают лекции, консультируют дипломные проекты. Однако во взаимодействии возникают проблемы. Известно, что за время перестройки огромное количество организаций сменило форму собственности. Федеральных предприятий в таком гигантском промышленном регионе, как Свердловская область, осталось единицы. Бывшие госпредприятия машиностроительной, металлургической, строительной индустрии приобрели статус акционерных обществ или частных компаний, часто имеющих западных владельцев, появились новые. У них своя кадровая стратегия. Они требуют, чтобы выпускники напрямую «встраивались» в производство, умели работать в команде, имели управленческие навыки, как говорится, «все должно быть включено». Выпускники не всегда готовы к более жестким требованиям, и как следствие – разговоры о снижении качества образования, недостаточной профессиональной подготовке специалистов.







– Получается, вузам не избежать взаимодействия с предприятиями и промышленными холдингами?

– Конечно, высшая школа заботится о своих выпускниках и хочет, чтобы они были востребованы, поэтому постоянно ищет новые и эффективные пути сотрудничества с предприятиями. С одной стороны, в этой области существуют давние традиции. Высшая школа, особенно в таких замкнутых регионах, как наш, всегда была тесно связана с производством – организация практик, научной работы студентов. Выпускники УПИ, в отличие от западных специалистов, по окончании вуза всегда имеют профессиональные навыки, которые невозможно получить без тесной связи с базовыми предприятиями. А за рубежом, как правило, после получения образования необходимо начать рабочую деятельность, далее пройти переподготовку, получить профессиональную сертификацию и только потом можно вести профессиональную, например, инженерную деятельность. В России же диплом подтверждает возможность занимать профессиональную должность, т.е. играет роль некого сертификата, за которым стоят брэнд, традиции, опыт работы конкретного вуза и, главное, опыт практической подготовки.







– И кто должен платить за подготовку такого специалиста – государство или работодатель?

– Когда встает вопрос об этом, предприятия сводят все к уплате налогов, на которые государство должно готовить квалифицированных специалистов. Я считаю такой подход не совсем верным. Государство выполняет свои функции, обеспечивая подготовку специалистов в соответствии с образовательным стандартом. Но учесть то многообразие проблем, которые имеются на каждом предприятии, невозможно, поэтому без помощи не обойтись. Предприятия должны пополнять материальную базу вузов, финансировать подготовку и переподготовку специалистов на основе прямых договоров. Промышленники, которые смотрят в будущее, разделяют эту точку зрения.







– Как вы видите решение проблемы обновления кадров на современных заводах?

– Хотя я не собственник и не топ-менеджер, постараюсь ответить. По сути есть три пути: искать специалистов на свободном рынке труда, развивать тесные связи с вузами по целевой подготовке специалистов либо создавать свои собственные образовательные структуры – корпоративные университеты. Последняя тенденция, кстати, очень модная сейчас. Такие образовательные структуры призваны решать задачи, связанные с особенностями формирования внутренней корпоративной культуры, переподготовкой кадров, дополнительной профессиональной подготовкой, внутренним консалтингом и реструктуризацией предприятий. Раньше это называлось Институтом переподготовки кадров. Однако в корпоративных университетах зачастую отсутствуют лицензии на образовательную деятельность, не хватает педагогов высшей квалификации, опыта проектирования образовательной деятельности. И тот, кто большой и богатый, просто скупает преподавателей в вузах. В принципе, для крупных корпораций, вроде «Северсталь», «Сибнефть», «ВымпелКом», «ТНК», это может быть приемлемо. Но чаще термин «корпоративный университет» – некая расплывчатая структура, где ядром является технический университет, который находится рядом. И мы в этом случае всегда готовы к сотрудничеству.





– И с чего, как правило, начинается работа?

– Мы обозначаем взаимовыгодные условия, работодатель выдвигает требования к компетенции специалистов. Затем мы определяем технологии, с помощью которых можно решить задачу. Смотрим, есть ли противоречия между этими технологиями и содержанием государственных образовательных стандартов, как это встраивается в международный образовательный процесс.

Две ключевые проблемы сотрудничества «вуз-предприятие»: несовершенная нормативная база и отсутствие типовых удобных организационных форм. Мы пытаемся решить эти проблемы на разных уровнях. Так, задача государства и Минобразования заключается, в первую очередь, в создании нормативной базы на основе поправок в Закон «Об образовании», а задача конкретных вузов и бизнес-сообщества – найти эффективные пути взаимодействия.







– Какие формы сотрудничества использует УГТУ-УПИ?

– Во многом все зависело от степени связи факультетов с профильными промпредприятиями и внутреннего наработанного опыта. Один из вариантов – организация структурных подразделений с вертикально выстроенными связями на основе прямых договоров. Пример: Строительный институт в составе нашего вуза, который мы организовали год назад, формально объединяет два факультета (строительный и строительного материаловедения) и берет на себя ряд функций, среди которых переподготовка, консалтинг, выполнение научных проектов. Сегодня институт взаимодействует с Министерством строительства, с Союзом предприятий стройиндустрии Свердловской области. Одновременно – с крупными холдингами, предприятиями строительной сферы и смежных областей.

С энергетиками мы развиваем особую форму сотрудничества, в которую будут интегрированы и профильные структурные подразделения УГТУ, и образовательные структуры РАО ЕЭС. Есть идея создать Корпоративной энергетический институт.

Наиболее популярная форма сотрудничества – генеральные договора. По такой системе мы совместно с Горным университетом уже в течение года работаем с УГМК. Проект называется «Инженерный специалитет». Мы перестраиваем учебные планы так, чтобы доля профессиональной практической составляющей стала максимальной. При этом студенты в процессе учебы получают квалификацию по всем необходимым рабочим специальностям, начиная практически уже с первого курса. А уже после 4-го курса учитывается возможность максимальной производственной и преддипломной практики – до 7-8 месяцев. В этом году первые участники проекта – студенты металлургического факультета, вступившие в программу с четвертого курса, получают диплом. Со следующего учебного года программа внедряется с первого по пятый курс.

Сейчас при активном участии радиотехнического факультета создается научно–образовательный центр с НПО «Автоматика».

В нашем активе прямые договора, интегрированные структуры, некоммерческое партнерство и создание отдельных структурных подразделений – образовательно-производственных инновационных комплексов.

В филиалах УГТУ в Краснотуриьнске, Нижнем Тагиле, Верхней Салде есть необходимость создания вертикально интегрированных структур, когда в цепочку «вуз-предприятие» включены и профильные классы, и колледжи, и техникумы.

У нас более 50-ти партнеров. К примеру, это предприятия, входившие ранее в структуру Свердловэнерго, компании из системы Газпрома, предприятия металлургического профиля, такие, как Металлургический холдинг, СУАЛ-Холдинг, Кировградский завод твердых сплавов. В сфере обрабатывающей промышленности можно назвать Уралмашзавод. Кроме того, мы сотрудничаем с некоторыми оборонными предприятиями, среди которых УОМЗ, Уральский электромеханический завод. В области стройиндустрии – «Атомстройкомплекс», СМУ-3 и некоторые другие.







– Существуют ли сложности в изменении учебного процесса, связанные с разработкой фактически индивидуального учебного плана?

– Внутри вуза мы можем разработать программы подготовки специалиста, имеющие достаточно большую компоненту инновационных курсов, расширить за счет регионального компонента государственного образовательного стандарта ту их часть, которая необходима для предприятий. Проблема-то заключается не в узости самих стандартов, а в трудностях реализации индивидуальных учебных схем. Если менять структуру учебного процесса, возникнут проблемы с расписанием, студентами, аудиториями. Чем более индивидуальную программу хочется, тем дороже она становится. Даже 4000 долларов за специалиста в год мало, если говорить об индивидуальном обучении. Однако с теми партнерами, кто готов платить, мы все равно создаем индивидуальные планы. И год от года все больше кафедр задействуем. Правда, существует и обратная проблема: работодатели хотят подготовить для себя специалиста, пользуясь лишь государственным ресурсом.

С другой стороны, есть некое недопонимание, что фундаментальные, общие и гуманитарные курсы одинаково необходимы абитуриенту для взросления, развития мировоззрения, приобретения общей компетенции. Предприятию же, к примеру, нужен инженер, который проникся корпоративным духом, знает производство и привязан к рабочему месту на определенный срок. А государству мало получить просто специалиста – ему нужен гражданин. В этом смысле вузам приходится воспитывать, как ни странно, предприятия.

Одним из направлений нашей работы в сфере элитной подготовки является подготовка и развитие широкого спектра магистерских программ, развитие системы второго высшего образования, дополнительной специализации и системы переподготовки. Совместно с Уральским Госуниверситетом и УрО РАН в 2005 году мы организовали центр магистерской подготовки, начинаем лицензировать и пропагандировать новые магистерские программы. Кстати, с УрО РАН мы сотрудничаем сразу по нескольким направлениям. Классический пример: физтех УПИ – Институты физики, химии твердого тела, Институт электрофизики УрО РАН.

Один из очень перспективных совместных проектов связан с информационными технологиями. Мы хотим организовать информационный технопарк.







– Как выстраиваемая вами система вписывается в процессы модернизации российского образования, связанные с Болонской конвенцией?

– Со стороны высшей школы никаких явных противоречий в этой области нет. Кроме того, в 2010 году Россия вступает в ВТО, и мы должны вступить в него с понимаемой и принимаемой Европой системой образования. Обычно, когда говорят о Болонском процессе, имеют в виду двухуровневую, точнее многоуровневую систему образования бакалавр-магистр. На мой взгляд, бояться здесь нечего. Надо просто разумно посмотреть на это дело и, не нарушая традиций российского образования, аккуратно выйти на международное поле. Мы очень легко перейдем на двухуровневую систему образования, если речь идет о бакалавриате, но с колоссальными трудностями, если речь идет о магистратуре. Учить специалистов проще, чем магистров. Для этого требуются другие кадры и другие вложения. Кроме этого примерно для половины образовательных программ (в основном, они связаны с оборонным комплексом), наверное, разумно

оставить схему подготовки дипломированного инженера. Есть еще один вопрос, связанный с Болонским процессом, который выходит на первый план. Европа хочет иметь проверяемую систему качества. И европейцы настоятельно попросят нас сформировать процедуры оценки качества подготовки специалистов. Один из путей – единый госэкзамен. В настоящее время в высшей школе формируется система управления качеством, обсуждаются и принимаются типовые подходы, основанные, скорее всего, на стандарте ISO 9000.

Наша система взаимодействия с предприятиями призвана повысить адаптационные возможности выпускников, сделать ребят еще более конкурентоспособными на современном рынке труда. Сейчас необходимость участия в Болонском процессе уже не вызывает особых споров, ведь очевидно, что речь идет не о замене нашей системы образования европейской – речь идет о ее сближении. При этом сохранение достижений отечественной высшей школы – необходимое условие.







Ольга Зубова.
Автор: ИА "Апельсин"

27-02-2006
Рейтинг:
 (голосов: 1)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.
Авторизация
Реклама

Другие новости

Выставка Кабаковых в Лондоне - о "советском будущем"
В будущее возьмут не всех”. Под таким названием в лондонской галерее Тейт открылась выставка Ильи и Эмилии Кабаковых, в рамках так называемого

Азербайджан. Душа ковра
Ковроткачество на азербайджанской земле зародилось в глубокой древности.

Вслед за Вайнштейном - Прайс
Скандал вокруг голливудского продюссера Харви Вайнштейна и его возможное воздействие на киноиндустрию остается в центре внимания американских СМИ

Голливудские актрисы о Харви Вайнштейне
Звёзды Голливуда продолжают реагировать на выдвинутые против продюсера Харви Вайнштейна обвинения в сексульном насилии и домогательствах. Своё мнение

Благотворительный аукцион для погорельцев
Известные британские художники передали в дар свои произведения на благотворительный аукцион “Cотбис”. Все вырученные средства будут перечислены

Путин поздравил петербургский театр им Комиссаржевской с 75-летием
Президент России Владимир Путин поздравил коллектив Санкт-Петербургского государственного академического драматического театра имени В.Ф. Комиссаржевской с его 75-летием.

Приходько обвинила выступающих в РФ коллег в «продаже родины»
Украинская певица Анастасия Приходько обвинила своих коллег, выступающих в России, в «продаже родины».

Мосгорсуд заблокировал пиратскую копию фильма «Матильда» в интернете
Мосгорсуд в среду заблокировал демонстрацию пиратской копии фильма "Матильда" режиссера Алексея Учителя, размещенную в интернете, сообщила "Интерфаксу" пресс-секретарь суда Ульяна ...

«Ленинград» выпустил клип о пьющем провинциале-кандидате в президенты
Группа «Ленинград» представила клип на песню «Кандидат». Ролик опубликован на YouTube-канале коллектива в среду, 18 октября.

Певец Эд Ширан из-за травмы обеих рук отменил гастроли
Известный британский исполнитель Эд Ширан из-за травм обеих рук отменил гастроли в Азии.

   
Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-47478 от 25.11.2011.
С возможностью размещения рекламы на сайте можно ознакомиться здесь.
При копировании материалов сайта обязательно используйте активную ссылку.
© Информационное Агентство "Апельсин", (343)380-23-27, apin@apin.ru.
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru